“Лахта центр” — общественно-деловой комплекс со штаб-квартирой группы Газпром. Откроется в Санкт-Петербурге в 2018 году.»

Визуализация проекта

Технологии

Статус строительства

80-83 этажи ядра

На июнь 2017:

  • Строительство верхних этажей ядра (80-83 этажи)
  • Монтаж металлоконструкций на 76-80 этажах
  • Монтаж фасадов башни
  • Работы на металлоконструкциях МФЗ

Видео этапов строительства

Камера OnLine



Пробиваются зеленые ростки

Эксперт OnLine, Елена Зубова

05.09.2011

Пробиваются зеленые ростки
Сделать из Петербурга экогород вряд ли получится в ближайшие годы: «зеленые» технологии пока не пользуются спросом у конечного потребителя и невыгодны застройщикам. Занимаются ими отдельные компании-подвижники.

Сопозданием на много лет в ноябре 2009 года в России был принят Закон об энергоэффективности. Однако исполнять его участники рынка не торопятся. По мнению коммерческого директора компании «Ниеншанц» Дмитрия Селиванова, это может происходить из-за отодвинутых законом сроков: его требования станут обязательны для застройщиков только с начала 2013 года. «Одна из основных причин – даже не устаревшие законы (надо было бы это позарез инвесторам – нашли бы возможности для применения подобных технологий и в рамках существующих норм), а отсутствие заинтересованности со стороны покупателей квартир», – комментирует член совета директоров Jukka Tikkanen OY Евгений Богданов.

Пока о «зеленых» технологиях участники рынка больше рассуждают, чем применяют их на практике. Как правило, энергоэффективность становится фишкой, с помощью которой продвигается объект.

Строители не хотят, покупатели не могут

Жизненный цикл объекта включает в себя три стадии: проектирование, строительство, эксплуатация. Главный инженер общественно-делового центра «Охта» Андрей Никандров объясняет: именно третьей стадией проекта девелоперы не озабочены. «У нас как? Построили – отдали – ушли. Все затраты перекладываются на эксплуатацию», – говорит он. Причина, с его точки зрения, в том, что застройщики на первый план ставят «сиюминутную прибыль – экономические интересы, которые подавляют эффективные решения».

«Многие российские компании ориентированы на быструю прибыль, в то время как эффект от повышения энергоэффективности очевиден в более долгосрочной перспективе, – согласен Дмитрий Селиванов. – Далеко не все интересуются, насколько меньше смогут потратить на энергию в течение ближайших нескольких лет: бизнес в России подвержен многим рискам, и долгосрочная перспектива рассматривается нечасто, хотя снижение издержек за счет энергоэффективных технологий – один из способов укрепления позиций бизнеса за счет повышения чистой прибыли».

«Коль скоро нет спроса со стороны покупателя и желания платить за экологичность, застройщик не будет принимать никаких мер в этом направлении. Это нормально: зачем тратить больше, если тебе дороже за это никто не заплатит?» – замечает Евгений Богданов.

Министерство иностранных дел Финляндии профинансировало разработку проекта «ЭкоГрад» под Петербургом. В рамках проекта проведен опрос, который выявил, в частности, что 92% жителей не считают важным использование энергии от возобновляемых источников при отоплении домов, а 80% не знакомы с принудительной механической вентиляцией. Свежий воздух воспринимается опрошенными как важная вещь, но при этом лишь 40% готовы платить за более высокое качество воздуха в помещении.

Об отсутствии покупательского спроса говорят и представители российского бизнеса. «Сегодня (именно сегодня) нет спроса на жилье, которое дороже только из-за того, что оно более энергоэффективно: люди не чувствуют экономии, об экологии мало кто задумывается в принципе. Финансировать какие-либо технологии при отсутствии спроса на них равносильно долгосрочной инвестиции. Не все мыслят перспективой пяти-семи лет, вот мы и не видим активного развития этого направления», – объясняет Богданов.

Директор по маркетингу компании «ЮИТ ДОМ» Екатерина Гуртовая отмечает, что еще не удовлетворены первичные потребности покупателей жилья по площадям и качеству строительства. И только после первичного насыщения можно будет вести речь об энергоэффективности. «Клиенты, имея ограниченное количество денег, не готовы дополнительно платить за энергосберегающие решения, которые могут окупиться лет через 20, даже с учетом дальнейшего повышения тарифов на энергоресурсы, – констатирует она. – У подавляющего большинства клиентов, приобретающих жилую недвижимость, нет осознания того, что она будет переходить по наследству из поколения в поколение и хотя бы их внуки и правнуки получат заметный экономический эффект от примененных в настоящее время энергосберегающих решений».

Чем зеленее, тем дороже

Ситуация на рынке не способствует проникновению идеи энергоэффективности в покупательские массы. По данным финских коллег, энергосберегающие системы не только позволяют экономить на отоплении, но и, как правило, значительно сокращают сроки строительства. Что, в принципе, должно удешевлять проект. Однако это утверждение верно пока лишь для Европы. «Зеленый» жилой проект в России, по информации директора по международным связям инжиниринговой компании Poyry Эро Коски, становится дороже на 10-15% за счет создания принудительной вентиляции и дополнительной изоляции. Срок окупаемости не должен быть больше, чем при обычном строительстве, полагают эксперты, однако раньше чем за десять лет российским покупателям энергоэффективного жилья свои затраты вряд ли удастся отбить.

Отечественные специалисты подтверждают эти цифры. На взгляд Евгения Богданова, 10-15% – объективная цифра, так как энергоэффективность подразумевает использование более дорогостоящих строительных материалов и инженерных систем. «К тому же в России нет дефицита и жесткой экономии воды или электроэнергии», – добавляет генеральный директор компании «СПб Реновация» Артур Маркарян.

Попытки развернуть строительный комплекс в сторону энергоэффективности предпринимаются давно, рассказывает Андрей Никандров, однако поиски решений – и по усилению теплопроводности ограждающих конструкций, и по предотвращению утечки тепла через оконные и дверные проемы – привели к удорожанию строительства. «Оно перестает быть рентабельным. Вот где проблема. А следующая проблема – вторичное применение тепла, сохранение тепла», – говорит он.

Согласно исследованиям инициаторов «ЭкоГрада», «строительство энергоэффективных объектов в России находится на ранней стадии развития. Системы энергоснабжения, основанные на использовании возобновляемых источников энергии, – довольно редкое и малознакомое явление». Однако российские специалисты не теряют оптимизма. «Практика применения технологий энергоэффективности в нашей стране еще не сложилась, поэтому на начальном этапе возможны некоторые превышения в цене. Кроме того, может оказаться, что одного закона не вполне достаточно, необходимы подзаконные акты, учитывающие специфику отдельных отраслей», – размышляет Дмитрий Селиванов.

Зеленые пионеры

Соседние с нами государства выполняют директиву совета Европейского союза по энергетическим характеристикам зданий 2002/91/ЕС, обязательную для всех членов ЕС, и уже вплотную подошли к массовому «зеленому» строительству. Задача – улучшить экологию и увеличить долю возобновляемых источников энергии. После 2012 года в странах ЕС в массовом порядке будут возводиться «пассивные» дома, в 2015-2020 годах стоит задача строить дома с «нулевой энергией», а с 2025-го – «энергия плюс».

«В Скандинавии создана целая система „зеленого“ строительства, ее „вращает“ покупатель жилья – это он прежде всего хочет жить в экологичном и экономичном доме. Его желания спешат удовлетворить застройщики, которые, в свою очередь, вносят необходимые коррективы в строительные нормы и правила. И над всем этим стоит государство, поощряя как строителей, так и покупателей квартир за их стремление жить и строить экономично и экологично», – описывает европейскую модель Евгений Богданов.

В Петербурге (наверное, близость к Скандинавии сказывается) уже есть примеры, а точнее попытки, «зеленого» строительства. По словам генерального директора «Лемминкяйнен Рус» Юхи Вятто, для Lemminkainen как для финской компании применение «зеленых» технологий – неотъемлемая часть стандарта деятельности и качества работ, что следует из ее миссии. Петербургское подразделение «Лемминкяйнен Рус» демонстрирует примеры гриндевелопмента на сооружении комплекса «Илмаринен». «Во-первых, дом находится в окружении парков. Во-вторых, используются только качественные современные европейские материалы (в основном финские и шведские), – перечисляет Вятто. – В квартирах устанавливаем радиаторы с термостатами. Для горячего водоснабжения и отопления будет использоваться газовая котельная. Кроме того, на объекте запланирован автоматический многоуровневый паркинг, который позволяет экономить на эксплуатации и сводит к минимуму выброс СО2 и других составляющих выхлопных газов».

Некоторые энергосберегающие решения внедряет «ЮИТ ДОМ», например систему принудительной вентиляции, терморегуляторы на радиаторах отопления, датчики движения в системе управления светом. Теплопотери уменьшаются за счет применения трехслойных сэндвич-панелей, двухкамерных стеклопакетов, остекления всех балконов и лоджий и т.д.

Еще один пример «зеленого» строительства – объекты компании «ЭнСиСи Недвижимость». В первой очереди комплекса «Шведская крона» уровень энергосбережения выше российских нормативов на 20%, во второй – на 25, в последующих – на 45%. Аналогичные системы планируется применять в новом комплексе «Эланд», возведение которого едва началось.

Самый «зеленый» пример в Петербурге – экологический микрорайон «ЭкоГрад», проектирование которого ведет финская Poyry на муниципальных землях между Петергофом и Стрельной. Здесь предполагается строить здания с низким энергопотреблением, установить на крышах солнечные батареи, использовать ветровые турбины и т.д. Удорожание проекта составит 10% при экономии энергии 30%. Как это ни печально, инвестор для проекта до сих пор не нашелся.

Элементы имиджа

«Зеленых» офисов в Петербурге не больше, чем «зеленых» жилых домов. «Есть гипотеза, что основные арендаторы „зеленых“ офисов – компании, которые пытаются улучшить или подтвердить свой имидж. Еще одна группа арендаторов – государственные структуры. Есть и общественные организации, некоммерческие структуры, инновационные компании, которые также могут быть арендаторами „зеленых“ офисов. На Западе эти тенденции очевидны. В России тоже наверняка существуют заинтересованные структуры. Но никто не пытался оценить их спрос на „зеленые“ офисы и сделать это в отсутствие предложения мы не можем», – объясняет руководитель отдела маркетинга департамента консалтинга GVA Sawyer Владислав Фадеев.

По наблюдениям Екатерины Гуртовой, в офисной недвижимости нестандартные решения встречаются все-таки чаще, чем в жилой: «Офисный объект обычно имеет одного собственника, который четко воспринимает его как финансовый проект и более заинтересован в экономии за счет энергосберегающих решений».

Пока лишь несколько компаний (с западными корнями) сертифицировали офисные помещения, которые арендуют. В процессе строительства известен один объект – деловой центр «Аэропорт-Сити» австрийского девелопера Avielen AG. По данным генерального директора Avielen AG Андрея Канивеца, затраты на «зеленое» строительство обходятся компании примерно в 30% стоимости проекта.

Очередной пример гриндевелопмента в офисной недвижимости – общественно-деловой район «Лахта-центр». Андрей Никандров обещает: это будет уникальный объект, сооруженный по дорогим современным технологиям, которые принесут эффект на стадии эксплуатации. «Например, солнечная энергия попадает с южной стороны здания – тепло будет перераспределяться в северную. Для отопления будут использоваться не банальные радиаторы, а климатические экраны, дополнительные теплообменники, станции нагрева воды. Будут дневной и ночной режимы эксплуатации», – конкретизирует он. При проектировании в расчет принимается срок службы здания, поэтому, полагает Никандров, эксплуатация окупит затраты на строительство.

Надо подождать

Главная проблема – как развернуть рынок лицом к «зеленому» строительству. Андрей Никандров убежден, что запретительные меры не прибавят комфорта и не порадуют жильцов. Перекос, возникший из-за косности мышления, надеется он, постепенно будет сходить на нет.

Но большинство специалистов считают, что без вмешательства государства ничего не сдвинется. «Одного желания покупателя или девелопера мало – еще есть государство, которое усложняет всем путь к энергоэффективности отсутствием четкой позиции в этом вопросе и устаревшими нормами», – заявляет Евгений Богданов. «Государство проводит политику постепенного повышения тарифов, а также плавно ужесточает законодательство по вопросам энергоэффективности. Однако это не сопровождается каким-либо государственным субсидированием. Хорошо, что процесс идет плавно. В России, если сделать энергоэффективный объект максимально высокого класса (аналогично установленному в Финляндии), себестоимость вырастет существенно. Продажами ее не компенсировать», – рассуждает Екатерина Гуртовая. Кроме того, напоминает она, государство плохо отслеживает переход к энергосбережению: применение некоторых энергосберегающих решений госорганами просто не утверждено, они не сертифицированы и не лицензированы.

«Мы изучали ситуацию и столкнулись, в частности, с тем, что применение большей части энергоэффективных технологий все равно требует дублирования привычными у нас решениями, – продолжает Гуртовая. – Например, солнечные батареи с аккумуляторами не воспринимаются как постоянный источник энергообеспечения (а вдруг зимой не будет ни одного солнечного дня?) и их установка должна быть продублирована стандартными схемами энергообеспечения».

Вопреки сопротивлению государства, слабому интересу большинства застройщиков и низкому спросу покупателей ряд компаний все-таки проявляют упорство, пытаясь продвинуть на российском рынке «зеленые» технологии. «Только те, кто уже сегодня комплексно прорабатывает при проектировании энергосберегающие технологии, смогут добиться успеха через пять лет и предложить рынку действительно качественный продукт – энергоэффективное здание, а не подделку под него», – уверен Богданов. Пока, предполагает Никандров, застройщикам не хватает опыта и знаний, а больше – настойчивости. Но ситуация должна переломиться. «Через два-три года это будут самые востребованные проекты», – прогнозирует Артур Маркарян.



К списку статей