Лахта Центр строится в Санкт-Петербурге, на берегу Финского залива. Более трети площадей займут концептуальные общественные пространства. Строительство будет завершено в 2018 году. Доминанта комплекса – 462-метровый небоскреб – стала самым высоким зданием Европы.»

Визуализация проекта

Технологии

Статус строительства

На июнь 2018:

  • Работы внутри здания башни
  • Монтаж фасадов башни и МФЗ
  • Фасады входной арки

Видео этапов строительства

Камера OnLine



Елена Илюхина: Как создать современные публичные пространства в России

РБК

28.02.2018

Елена Илюхина: Как создать современные публичные пространства в России

Реализуя проекты публичных пространств в России, мы стараемся интегрировать в них лучшие элементы мирового опыта. Анализируя этот опыт — что именно нас привлекает на тех или иных общественных территориях, почему мы их воспринимаем как передовые — можно вывести несколько принципов, которым «у них там» следуют в большинстве случаев, а у нас — пока редко.

На мой взгляд, важнейших принципов три: естественная природная среда, возможности для неформального самовыражения и пространственно-временная взаимосвязь с другими городскими территориями.

Деревья теснят камень

Естественная природная среда — это то, чего в первую очередь не хватает жителям больших городов, и чем они особенно дорожат в публичных пространствах. Не случайно развитие прибрежных территорий стало доминирующим трендом в преобразовании городов: сочетание двух стихий — воды и земли — всегда выигрышно.

Вид на портовый район Генуи (Фото: J. Kruse / picture alliance / Arco Images / ТАСС) Вид на портовый район Генуи (Фото: J. Kruse / picture alliance / Arco Images / ТАСС)

При этом сформировать новое городское пространство на воде можно очень по-разному. Подход, который мне кажется наиболее продуктивным, ярко представлен, например, в редевелопменте бывшего портового района Генуи. Там по проекту знаменитого архитектора Ренцо Пиано создан биосферный парк с «райским садом», населенным певчими птицами, одним из крупнейших в мире аквариумов, обилием воды. Что показательно, на этом большом пространстве нет ни жилья, ни торговых центров — никаких коммерческих составляющих; редевелопмент реализован исключительно в интересах горожан и туристов.

За свободу творчества

И в мире, и в России новые общественные пространства становятся местом проведения городских культурных событий, и это логично. Но горожанам не менее важно иметь пространство для собственных, неформальных культурных инициатив — я пришла к этому выводу, участвуя в реализации проекта пешеходной улицы в Омске.
Подземный переход в Омске (Фото: Руслан Шамуков / ТАСС)Подземный переход в Омске (Фото: Руслан Шамуков / ТАСС)

Улица связывает центр города с набережной, которую власти планировали благоустроить, но пока не собрались. Таким образом, новая пешеходная зона упирается в замусоренный неприглядный участок побережья. Тем не менее, самым востребованным элементом улицы оказался подземный переход, выводящий к реке — мы предусмотрели там широкие ступени, ставшие для молодежи амфитеатром. На них кто танцует, кто поет, кто ставит пантомимы.

Если бы проект осуществлялся сейчас, я бы предложила дать людям возможность подключать аппаратуру, колонки и выводить изображение на большой экран, с проекцией на воду. Получился бы неформальный театр, причем очень эффектный, благодаря использованию водного пространства.
Проект создания общественного пространства на набережной у «Лахта Центра» (Фото: lakhta.center) Проект создания общественного пространства на набережной у «Лахта Центра» (Фото: lakhta.center)

В проекте общественно-делового пространства «Лахта Центр», который будет введен в эксплуатацию в конце текущего года, также было бы правильно воплотить идею территории для самовыражения. В проекте набережных запланирована площадка — своеобразный «перекресток» — специально предназначенная для творческого самовыражения всех желающих.

Там будет возможность включить и музыкальную, и видеоаппаратуру, чтобы выступать в том числе перед зрителями. Трансляции стимулируют участников частных культурных проектов лучше готовиться и достигать больших результатов. Пока таких площадок в Петербурге нет — если молодежь решит выступить на одной из центральных площадей, ее, во-первых, не будет слышно, и, во-вторых, самовыражение, как бы смешно это не звучало, может быть принято за несанкционированный митинг.

Поймайте на слове

Возвращаясь к мировой практике градостроения, хочу сказать, что большое впечатление на меня произвел опыт Шанхая. Там в 1990-х годах была разработана программа развития города на 50 лет вперед. Она включает не только проекты, но и подробные прогнозы того, что будет происходить в Шанхае в 2020-х, 2030-х, 2040-х годах, и механизмы привлечения инвесторов. Ведь разрабатывая программу, нужно четко понимать, с помощью каких ресурсов ты ее будешь выполнять. Городские власти Шанхая расписали, какую инфраструктуру, инженерную и транспортную, построят на каждой территории, нуждающейся в развитии, и какие преимущества получат его частные партнеры. Этих элементов — планового строительства инфраструктуры силами государства и защиты интересов инвесторов — очень не хватает российскому градостроению.
Музей Шанхая (Фото: Bartlomiej Magierowski / YAY / TASS) Музей Шанхая (Фото: Bartlomiej Magierowski / YAY / TASS)

Мало того, в Шанхае был создан музей истории развития города. В нем 8 этажей, каждый из которых отражает определенный этап в реализации градостроительной программы. Посетитель музея как будто вместе с городом переходит со ступени на ступень. Наглядно видно, что власти обещали, в каком виде это исполнили, и что будет дальше. Такой музей — это и самодисциплина, и отчет перед гражданами, и способ привлечения инвесторов, и демонстрация объемной картины градостроительных преобразований. Город показывает, что каждый проект связан с остальными во времени и пространстве, и что даже спустя долгое время инициаторов проектов будет несложно поймать на слове, поскольку все заявленные ими планы представлены на широкое обозрение.

В России у всех городов есть генпланы, имеющие статус законов. Казалось бы, они служат тем же целям, что музей истории развития города в Шанхае. Но проблема заключается в очень частых переменах в генпланах. Эти перемены ставят инвесторов и авторов проектов в состояние полной неопределенности относительно того, что будет происходить с их территориями — будет ли там мост, дорога, станция метро.

Такая неопределенность толкает к формированию проектов, максимально автономных от внешних условий, от чего город в целом, конечно, сильно проигрывает. Мы, например, знаем, что строительство «Лахта Центра» стимулировало реализацию других частных проектов на побережье Финского залива, но не имеем о них почти никакой информации — инвесторы не делятся планами друг с другом, а город не стремится играть интегрирующую роль.

Фрагменты и целое

В то же время, интеграция проектов развития территорий, включающих общественные пространства, придаст городам совершенно иное качество. Если мыслить перспективой 50 лет, то, например, в Петербурге было бы целесообразно соединить цепочку набережных в единый пешеходный и велосипедный маршрут — так, чтобы начав движение у Дворцового моста, можно было бы дойти до «Лахта Центра», все время двигаясь вдоль воды. Географически это возможно — вопрос только в управленческой воле, чтобы расчистить набережные и связать их инфраструктурой для пешего движения.

У Петербурга сейчас нет своего рода «национальной идеи», двигающей градостроительные преобразования. Я считаю, что маршрут водного полукольца, уникальный на глобальном уровне, может стать такой идеей, вдохновляющей и горожан, и инвесторов.

Так и в других российских городах — создание парковых линий, веломаршрутов по историческим районам, взаимодополняющих культурных пространств — повысит ценность городской среды в целом и проектов каждого из частных инвесторов в отдельности. 




К списку статей