Лахта Центр – многофункциональный комплекс в Санкт-Петербурге со штаб-квартирой группы «Газпром» и общественными пространствами, занимающими около трети площадей. Строительство завершено в октябре 2018 года, ведутся работы по обустройству деловых и общественных зон. Дата открытия комплекса будет определена после завершения работ по отделке и благоустройству. »

Визуализация проекта

Технологии

Статус проекта

На сентябрь 2019:

  • Завершены основные строительные работы,
  • Получено разрешение на ввод комплекса в эксплуатацию,
  • Ведутся внутренние отделочные и монтажные работы

Видео этапов строительства

Камера OnLine



Гость программы: исполнительный директор «Лахта Центра» Александр Бобков

Business FM

30.10.2017

Гость программы: исполнительный директор «Лахта Центра» Александр Бобков

«Лахта Центр» как новая точка притяжения бизнеса призван освободить исторический Петербург от несвойственной ему функции делового центра, а также от транспортной нагрузки. Небоскреб высотой в 462 метра станет самым высоким зданием Европы. При этом более трети комплекса отведено под общественные пространства: планетарий, открытый амфитеатр, обзорную площадку, а также зал-трансформер для конгрессов, театральных постановок и музыкальных представлений.

О конструктивных особенностях здания, исторических параллелях с «Домом Зингера» и диалоге с градозащитниками – в интервью обозревателя «Business FM Петербург» Максима Морозова с исполнительным директором «Лахта Центра» Александром Бобковым.

Ведущий (М.М.): «Александр, здравствуйте!»

Исполнительный директор МФК Лахта Центр Александр Бобков (АБ): «Здравствуйте!»

М.М.: «Еще на этапе строительства Лахта Центр стал самым высоким небоскребом в Европе, обогнав московскую башню «Федерация». К моменту окончания строительства, в 2018 году, Лахта Центр достигнет высоты в 462 метра. Какие конструктивные особенности пришлось учитывать, принимая во внимание, что Лахта Центр – самый северный небоскреб в мире?»

А.Б.: «Перечень того, что пришлось учитывать при проектировании, потом при строительстве, будет обширен и вообще, я хочу сказать, что сравнивать небоскребы между собой не совсем правильно. Каждое такое сооружение, оно уникально по конструктиву, но я бы не относился к таким объектам и особенно к нашему объекту, исключительно как к конструкции. Это произведение архитектуры, это искусство и сравнивать их линейно, я считаю, не совсем правильно. Мы не можем сравнивать произведения Вивальди и Альбиони по продолжительности того или иного произведения».

М.М.: «Мы можем сравнивать инструментарий, на каком инструменте, как это было записано».

А.Б.: «Согласен, но тем не менее и то и другое произведение было создано с помощью семи нот. В первую очередь у нас абсолютно уникальная архитектура, так же абсолютно уникально у нас основание нашего гиганта, поскольку грунты и геология Петербурга вынудили найти решение, которое не применялась до нас нигде в мире. Некоторые элементы наших конструкций, такие как фундаментная плита, сваи, они абсолютно уникальны, до нас в мире, их никто в таком размере и в таких конструктивных решениях не воплощал. Так же мы имеем абсолютно уникальный фасад по своему размеру и, опять же, по своему составу и качеству. Климатические условия Петербурга заставляли нас применять стекла, не имеющие даже аналогов по теплопроводности».

М.М.: «Не могу не сослаться на градозащитников, которые высчитали, что башня должна быть 133 метра и не более. Приводят два аргумента, во-первых то, что башня выделяется на фоне традиционной исторической застройки и, во-вторых, вызывает обеспокоенность безопасность, т.е башня стоит не на скальных породах, а на вендских глинах, но, кстати, благодаря градозащитникам и Вам все узнали что такое вендские глины. Удалось ли наладить диалог с общественными активистами, что Вы отвечаете им на эти вопросы?»

А.Б.: «Эта история сопровождает нас весь период реализации нашего проекта, и все градозащитники, которые хотели разобраться в том, что мы делаем, по настоящему, на сегодняшний день они стали если не сторонниками, то абсолютно конструктивными критиками нашего проекта, и мы с ними находимся в контакте. В принципе, я считаю то, что такой небоскреб появился именно в Петербурге – это так в традиции Петербурга задавать российский стандарт чего-то совсем нового, как раз на контрасте».

М.М.: «Эйфелева башня – традиционный пример – тоже вызывала много вопросов»

А.Б.: «Я могу сказать, что есть более близкие примеры, это и Исаакиевский собор, и Смольнинский собор особенно, которым мы сейчас гордимся, вызывал очень много вопросов, ну и опять же «Дом Зингера». Что касается более серьезных вопросов, по поводу устойчивости, небоскреб абсолютно безопасен. Воплощение его ведется с той точностью и скрупулёзностью, которая на сегодняшний день позволила нам зафиксировать отклонение, фактически, уже построенного здания. Потому что ядро, которое является нашим главным элементом, позвоночником нашего здания, и мы ведем его мониторинг наиболее четко и тщательно, на сегодня дает отклонение в 3-4 мм, при проектной 10-12, т.е мы даже по этим показателям в несколько раз превосходим проектные расчеты. Поэтому, я могу сказать, что это одно из наиболее безопасных зданий в городе Санкт-Петербург. Мы задействуем до восьми спутников для того, чтобы снимать показатели вертикальности, что является наиболее важным элементом при строительстве таких больших линейных объектов»

М.М.: «Предлагаю подробнее остановиться на том, какие функции, помимо деловой, будет выполнять Лахта Центр, я знаю, что там будет и зал-трансформер, и планетарий.  Давайте подробнее, как будет использоваться зал-трансформер»

А.Б.: «МФК Лахта Центр называется общественно-деловым комплексом и слово «общественный» стоит на первом месте не случайно. Для такого рода комплексов доля общественных пространств, а у нас их порядка 30%, это беспрецедентно большое. Более того, все наши общественные пространства, они объединены одной целью, мы создаем новую городскую среду, как мы считаем, в центре которой будет стоять человек. Помимо планетария, который сам по себе, представляет собой архитектурно, уже совершенно какую-то новую страничку, поскольку это будет висящий шар, диаметром более 15-ти метров, в котором будет расположено уникальное для России и Европы оборудование, позволяющее разглядывать до 100 млн звезд. Второй элемент, на котором хотелось бы отдельно остановиться – это действительно многофункциональный зал. Трудно назвать его отдельную функцию, поскольку у него только 10 форм трансформаций»

М.М.: «Ну а что, что можно устраивать в таком зале?»

А.Б.: «Начиная от театральных и концертных представлений и заканчивая всевозможными перфомансами, которые сейчас только есть»

М.М.: «В каком-то интервью вы оговоаривали, что конкурировать с традиционными кинотеатрами не собираетесь»

А.Б.: «Нет. Там не будет ни чего подобного, поскольку действительно, эта функция в городе закрыта более чем. У нас не будет кинотеатров, у нас будет место, где мы будем ждать чего-то совершенно нового и мы открыты для премьер театральных, музыкальных, модных. Он будет очень камерный. Порядка 500 человек всего посадочных мест, но по своим возможностям, по своему оборудованию – это будет абсолютнейший трансформер, в самом хорошем смысле этого слова. Ничего подобного в Петербурге нет на сегодняшний день»

М.М.: «А вот по поводу планетария – подобное есть. Есть известный Ленинградский, теперь уже Петербургский, планетарий и, по-моему, есть в планах постройка еще одного планетария, чуть ли не самого большого в Европе, на Обводном канале»

А.Б.: «Пятимиллионный мегаполис, особенно с традициями любознательности, которые никуда не делись»

М.М.: «Возвращение курса астрономии в школу»

А.Б.: «Абсолютно точно! Место, такое как планетарий, на наш взгляд, их может быть и больше чем три, абсолютно необходимо для того, чтобы оторваться от какой-то, хотя бы на время, действительности и рутинности и окунуться вот в этот космос»

М.М.: «Удалось ли решить вопрос транспортной доступности? Построить те самые развязки, о которых и власти города говорили, и Вы говорили неоднократно. И парковочные места, потому что я посмотрел, у Вас планируется 2200, если я не ошибаюсь, подземных парковочных мест, но очевидно, что их не хватит»

А.Б.: «Безусловно, мы, как будущие жители этого микрорайона, как и все наши соседи, сожалеем, что развитие транспортной инфраструктуры по конкретным объектам, которые были не просто задекларированы, которые были в программу городского правительства более 10 лет назад включены, они на сегодняшний день еще не нашли практическую реализацию. Но могу обнадежить, что мы следим за этим очень внимательно, и по двум объектам сейчас проектная документация городом подготовлена, и мы ожидаем, что в следующем году начнутся строительно-монтажные работы. По крайней мере, удастся увязать Приморский проспект с южной частью Лахты, где находится, в том числе и наш комплекс, уже в 2019 году. Надеюсь, это произойдет»

М.М.: «Это принципиально, потому что понятно, что большая часть сотрудников и гостей будут добираться не на личном транспорте, а на общественном»

А.Б.: «Мы предусмотрели значительные объемы парковки, Вы правильно сказали, для двух тысяч у нас есть в комплексе и по европейским стандартам – это более чем достаточно. Но мы ждем развития общественного транспорта. Надеемся, что он будет, потому что это востребовано. Помимо дорог, мы ожидаем так же и станцию метро, также думаю, потому что это было бы очень правильно и уместно, развитие железнодорожной ветки, которая есть и она проходит через весь Приморский и Курортный районы, она сняла бы большую часть нагрузки»

М.М.: «А, кстати, инфраструктура для катеров, яхт, кораблей? Ведь к вам можно подойти и с воды»

А.Б.: «К нам, действительно, можно подойти с воды и глубина позволяет, но погода ограничивает такие возможности»

М.М.: «Но хотя бы летом, чтобы снять часть нагрузки?»

А.Б.: «Да, да, да!»

М.М.: «В одном из интервью Вы обмолвились, что критерии отбора будущих контрагентов Лахта Центра будут нестандартными. Что Вы имели в виду и кого бы Лахта Центр хотел видеть в качестве партнеров-арендаторов?»

А.Б.: «Деловая часть нашего комплекса будет иметь арендаторов профильных, это сам «Газпром» и структуры, связанные с корпорацией, общественные зоны, да, действительно, мы бы не хотели, чтобы был единственный критерий отбора – это кто больше заплатит арендную плату. Я хочу сказать, что критерий отбора, он все-таки будет больше комплексный, именно по каким-то качественным характеристикам. Пиво и футбольные матчи мы оставим другим, а попытаемся найти и сейчас мы видим партнеров, которые добавят в комплекс жизни. Мы всячески таких приветствуем и будем помогать найти место у нас в комплексе».

М.М.: «Что же Александр, спасибо!»

А.Б.: «Вам спасибо!»

М.М.: «Напомню, в студии был исполнительный директор МФК Лахта Центра Александр Бобков, а программу вел Максим Морозов. Держитесь курса!»




К списку статей